КЮС 2019-2020 учебный год

КЮС 2019-2020 учебный год 2020-08-25T23:23:50+03:00

***

Октябрь.
 На двери библиотеки висит объявление о наборе в «Клуб юных сочинителей». На ней даже указана моя фамилия как преподавателя. Преподаватель. Странно, но так приятно. 
День, на который было назначено открытие клуба, получился не совсем таким, каким я себе его рисовала в голове. Для праздника специально позвали актёров из театра «Глагол» вместе с руководителем. Пришли координаторы проекта; поэты, редакторы и филологи. Я подготовила речь про то, как я сама начинала писать, во сколько и что я сочинила, и почему всё-таки стоит прийти в клуб. Библиотекарша разлила по сервизу фирменный (как я потом успела убедиться) травяной чай. Из будущих сочинителей пришла одна девочка Лиза. Ладно, не девочка, а девушка младше меня на год. 
Через три дня я пошла по районным школам развешивать объявления о наборе в КЮС и приглашать детей лично. Заходила в класс прямо на уроке, звала утрированно-заискивающим тоном рассеянных детей, выслушивала острые вопросы от подростков. 
На первое занятие пришли восемь человек. 
Некоторые из тех, кто доставал листочки и записывал, когда я вещала по классам. Я волновалась, дети тоже, но я, конечно, чуть меньше, потому что они имели на это право, а вот я — не уверена. Первое занятие прошло успешно, и я сделала вывод, что дети пришли в КЮС определено со способностями. Со способностями и с неуверенностями, с которыми мы ещё поборемся.
 
Ноябрь. 
4 ноября — красный день Календаря — День народного единства. Именно этот день запомню надолго. Библиотека закрыта, и мы заранее договорились пойти на пикник. Холодно, ветер продувает почти насквозь, я пришла в зимней куртке, неся плед под мышкой — пальцы мои иначе бы побелели, обветрились и отвалились. Арсений, красавчик эдакий, пришёл в одной рубашке и уже дожидался остальных, похаживая взад и вперёд, но «не от холода, а от нетерпения» — поспешил меня заверить КЮСовец. Дождались остальных. Уговорить сходить его в это время за курткой не вышло, ровно как и нацепить на него свою. «Я не настолько сумасшедшая, чтоб пикник», решила я и предложила идти в пиццерию. До пиццерии мы не дошли, дети стали шмыгать носом и мы общесогласованно по моему предложению завернули в ленту. Уселись на свои пледы на лестничной площадке кого-то верхнего этажа, где никто не мог бы нас потревожить. Достали чай, конфеты. Но осознание того, что мы сидим сейчас в ленте, на лестнице запасного входа меня угнетало. Темой встречи был «Ввод в поэзию». И поэтому когда на вопрос о литературных ориентирах в мире поэзии мне все поголовно отвечали, что поэзию вообще не любят и не знают, у меня совсем опустились руки. Остался только вопрос в голове: «То ли я делаю? Нужна ли я вообще здесь, на этом месте? Не в ленте конкретно, но вообще здесь?»
Весь порядок проведения занятия нарушился, перепутался, и я просто стала читать наизусть стихи тех, кого знала. Шел у меня в перемешку Гумилёв с Рыжим, приправленный зачем-то Асадовым, которого я прямо-таки не люблю. КЮСовцы, слушали, слушали, а я всё думала, думала и думала, что они, те кто собирались 4 ноября на пикник, больше не придут в 37 библиотеку. Но они пришли на следующее занятие.
 
Декабрь. 
Первый предновогодний поход в кино. Олег Евгеньевич предложил сходить на что-нибудь хорошее и полезное для молодых умов: выбрали фильм про декабристов. Собрались заранее в холле «Пролетария», ждём, болтаем. И тут мне Даша — самая новенькая из КЮСовцев — протягивает новогодний пакет. А в пакете, конечно, подарок. Календарь с совами шоколадка и открытка подписанная. Первый мой подарок от ученика. С этого момента я поняла, что мы друг другу уже кто-то, а не просто чаепитные болтуны, и что КЮС состоялся. Я бы себе не подарила подарок, кажется, но Даше виднее. А после фильма я ревела ещё полчаса и мои КЮСовцы меня успокаивали. Олег Евгеньевич задавал, как и положено, правильные вопросы: «О чём фильм, по вашему?», «Что вам запомнилось?» Оказалось, ребятам запомнились костюмы в основном. Надеюсь, Олег Евгеньевич не разочаровался тогда. Просмотр фильма смотивировал к жаркому диалогу о политических взглядах, предназначении человека и вообще о смысле всего. 
 
Февраль.
Прошел плодотворно. Прошли драматургию. И вроде бы даже не мимо. Прошли — слишком серьёзное слово, мы его не оседлаем никогда. Клуб наш — для того чтобы коснуться, а не пройти, как мне чувствуется. Коснуться ровно настолько, чтобы впитать в себя главное, без чего нельзя, вдохновиться и начать самому писать. Драматургию в школах практически не проходят. Островского читают, и только в старших классах. Ребята заинтересовались , и даже записывали у себя в тетрадках что-то из теории. Конечно, я не просила. Всё же это клуб сочинителей, а не школа. Но всегда приятно, когда человеку настолько интересна информация, что он её записывает. Пьесу писать долго, поэтому наши остались недописанные. Недописанные пьесы — приятнее всего. Хорошо бы вообще писать пьесу всю жизнь; ребята будут взрослеть, меняться, и герои их тоже будут меняться. А значит, будут настоящими и оживут. Ребята быстро входновились, и именно в пьесах себя раскрыли наиболее индивидуально. Язык, персонажи, темп сцен —  всё разное. Пьесу писала хорошо Женя. Очень живо. Слушаешь диалоги, и не веришь, что это писала семиклассница. Не в шутках прописанный юмор, а в речи в самой; юмор вне возраста, простой и сложный, как жизнь. Проза лучше всего тоже у Жени и у другой Жени. Первая Женя — Грошева, другая — Руссова. Так вот, Руссова Женя за год написала целую вселенную. Вернее, придумала город Киндаум, в котором существуют другие города, и этих городов точно хватило бы на целую вселенную. Город с городами внутри.  «Женя, а может, Киндаум это страна?» «Нет, друзья, Киндаум мой, а значит — город.» 
В поэзии лучше всего удалось Выразить себя Лизе и Даше. Лиза пришла пишущим, сформированным человеком. Языком Лиза пишет красивым, старым, как в томиках классиков. Лиза так выражается и в жизни. «Лиза, а не слишком ли старообразно?» — «Нет, господа, мыслите шире, развивайтесь и развивайте вкус.» — ответила бы уверенная в своём творчестве Лиза, если бы ей задали такой вопрос. Но ей КЮСовцы таких вопросов не задают, а слушают её со вниманием и без лишних вопросов. Есть ещё Даша и Дашины стихи, противоположные, кажется, Элизиным. Дашины стихотворения — чистая органика. Читаются автором без театрального придыхания, слушаются всеми затаив дыхание. И воспринимаются как-то на уровне души, минуя физический. Разве что сердце иногда показывает от них лично у меня. Слова не подбираются старательно как у Лизы, а просто приходят откуда-то, такие, какие и должны быть, кажется. Арсений раскрылся позже всех. В первое же занятие он заявил, что пришел для общения, простого человеческого. Что же, ходи, если есть у тебя потребность. Вот Арсений и ходил. Ходил, а двух строчек написать не мог. А тут вдруг в конце января пришёл в КЮС с готовой первой главой своей антиутопии. Язык — лучше не бывает, хотя и с ошибками, конечно. Такие фразы, такие невидимые сочетания слов, что читать хочется! С главное — видно, что человека волнует, что изнутри скребётся. И мы все стали его уговаривать не забрасывать роман. В общем-то, второй главы свет в нашем лице так и не увидел. Зато Арсений стал периодически радовать нас рассказами. 
Есть ещё Вика, Софья, Алёна, но они скорее, гости в КЮСе были. Соня пришла поздно; если бы чуть раньше, чем к карантину, то обязательно, кажется, проявилась бы. Вика, Алёна — подружки неразлучные. Одна не сможет прийти, вторая автоматически тоже. Поэтому, наверное, и в гостях как бы были. Тут каждый наедине со всеми. Да, слишком высокопарно, но мы старались. 
 
Март 
Половину марта отзанимались перед карантином. Последнее наше занятие было необычным. Библиотека пригласила КЮСовцев поучаствовать в «поэтическом баттле». Надо было приготовить к нему три стихотворения разной тематики: про любовь, про войну и свободной тематики. Особенно озаботилась грядущим баттлом Женя Руссова. Она специально решила писать к нему стихотворения. Советовалась со мной, особенно на счёт военных. Когда мы пришли на Баттл и увидели наших соперников, отступать было поздно. Континент 75+  Когда по кругу представлялись, некоторые старички вообще удивились, что им нужно будет читать стихотворения. «Стихи? А? Не, это я не пишу. А вот пою я неплохо». Другая беленькая старушка-одуванчик столько своих увлечений перечислила, что мне стало стыдно, и спросила себя мысленно: «А на что я трачу свою жизнь?» Беленькая старушка читала Есенина, вручную ей переписанного в аккуратную тетрадку в голубой обложке.  Все друг другу ставили оценки, таково было условие баттла. Конечно, у всех были пятерки. А вообще опыт более чем интересный. И очень меня порадовало, что девочки не засмущались, не зацокали, а повели себя именно так, как надо; поэтически, то есть, вдохновляясь той обстановкой и теми лбдьми, которые есть здесь и сейчас. 
 
Карантин. 
Апрель — затишье. Нет, болтали, конечно, в беседе, а вообще — затишье. Присылали свои работы мне, друг другу, а вообще — пустовато. И вот, к маю подожили и скачали-таки себе Дискорд. Дачницы-подружки на даче, у Лизы ЕГЭ и она с нами разве что с периодичностью, но в основном все, кто ходиди, пришли и в онлайн-клуб. Арсений стал приходить на видео-встречи к Жене, потому что у него не было ничего с камерой. И они подружились. Делили один экранчик на двоих, с одну комнату, и подружились. Так подружились, что иногда, увязнув в каком-нибудь диалоге межу собой, могли запросто забыть о нас и об онлайне. 
Кажется, пришла пора комментариев КЮСовцев на счёт клуба и занятий. Я их попросила немножко поделиться собственным мнением. Вот некоторые из мнений:
Женя Грошева
«КЮС — отличная идея, потому что это стало единственным местом, где я могла только и делать, что говорить о писательстве. Пишу-то я давно, но такого места, как КЮС, у меня не было всё это время. Прочитать свои работы; послушать, как пишут другие; обсудить всё, что связано с писательством — вот, собственно, то, что я делаю в КЮСе и я этим невероятно довольна. пожалуй, это то место, которое я искала» 
Даша Кириллова
«Довольно необычная компания. Насколько помню, впервые попала в такую. Встречаться было очень приятно, хотелось бы ещё так. устраивало всё. Только чай, почему-то, остывал слишком быстро»
Арсений Секачев
«Если бы не КЮС, то не знаю, что бы произошло. До КЮС я чувствовал себя одиноким, меня не кто не обнимет не слова доброго не скажет. А тут и поймут, и обнимут. Конечно, после такого уже и желание жить появляется.»
Потом Арсений дописал кое-что поофициальнее: 
«Долгое время я не знал где можно поговорить об искусстве и поделиться своим творчеством. КЮС позволил мне начать работать над творчеством. И я познакомился с прекрасными людьми.»
Софья Корчагина. 
«Мне очень нравится сама задумка кружка, он помогает людям открыть в себе какие-то новые возможности. Можно узнать много нового и хорошо провести время. Мне также очень нравится как ты подаешь информацию, обсуждения насчет работ. Все уроки интересны.»
 
Если вам интересно, что было между описанными мной событиями, то могу вам сказать, что было много интересного. Проза, поэзия, драматургия, и даже эпифании — всё писали. Политика, религия, любовь, социальное неравенство, семейные проблемы и житейские мелочи — всё обсуждали. Но, поверьте, мы ещё много чего недообсуждали, оставили на следующий год, много чего не написали. Дальше — лучше? Так? А пока — любовь к языку, творчеству и к самой жизни!
Руководитель Клуба Дарья Вторникова